Осеннее черноморское побережье / Приехал к морю в несезон…

Конец сентября, Абхазия. Уже по-дружески прощаюсь с ребятами, с которыми ещё неделю назад были незнакомы, но столько всего пережили за это короткое время. В горном туризме иначе никак.

Краткое введение. 15 сентября был мой последний рабочий день в известной международной компании. Даже полдня, ведь уже в начале пятого мы с отцом стояли в московской пробке с мыслями об идеально ровной трассе М4 «Дон». Наш пункт назначения — это Крым, в этот раз в новой для себя роли эдакого эрцгерцога Франца Фердинанда. План такой: мы проводим вместе неделю на полуострове, затем я на общественном транспорте еду в Адлер, а папа через несколько дней конвоирует авто до Анапы и улетает оттуда на самолёте назад в Москву. Я же после Абхазии забираю машину из Анапы и на ней не спеша возвращаюсь в столицу. Хитрый план, и он нам нравится.

Свой рассказ я начал именно с момента, когда закончился поход, а одновременно с этим начался мой путь домой. Быстрая перемотка предшествующих событий. Без проблем и особых задержек въехав в Керчь, мы направились в Коктебель, чтобы прогуляться по набережной и отведать восхитительной бычьей печени в кафе «Тимур». Затем очень шустро добрались до северной части полуострова, где и провели несколько следующих дней, воссоединившись с южной составляющей нашей небольшой, но дружной семьи. Далее Абхазия. Главная прелесть любого похода, на мой взгляд, — это ощущения и эмоции, которые трудно преобразовать в текст. Следует отметить, что у второго Жени из нашей группы это эпизодически получилось. У меня же из фактического материала — только небольшой фотоальбом с микро-рассказом и видео посередине.

Итак, Армянское ущелье, Новый Афон. Только я, рюкзак и дорога. Полная голова бесконечной свободы, полные лёгкие насыщенного морского воздуха. Как перемещаться в таком настроении? Автостопом, конечно! План — день-другой в Сухуме и возвращение в Россию, с заездом в Пицунду и остановкой в Гагре.

Первая машина — разваливающаяся «классика» со сломанным пассажирским сиденьем и чересчур молодым водителем — довозит меня до городского вокзала. Буквально через 10 минут я уже сижу в купе Хендай, за баранкой — Ираклий «Ика», который направляется прямиком в Сухум. В процессе поездки проясняются основы управления транспортным средством в Абхазии. Первое правило — никогда не пристёгивайся, это удел слабаков. Второе — документы на автомобиль опциональны. Например, у Ики было только несколько уже истёкших времянок (за что отобрали права, думаю, понятно; если нет, то слова «чача» будет достаточно), но даже их он не стал предъявлять доблестному сотруднику ГАИ, когда нас тормознули. Последний по-отечески порекомендовал поставить автомобиль около дома и не использовать его до официальной реабилитации в роли водителя, ну и отпустил с Богом. Ясное дело, совет останется без внимания, ведь Ике нужно каждый день ездить на работу. Не будет же он пользоваться автобусом, когда у него сотня с небольшим лошадей стоит во дворе без дела! С Ираклием у нас в итоге вышло взаимовыгодное сотрудничество: по прибытию в Сухум мы тормознули около кафе, где я настроил ему свежеподаренный друзьями планшет.

Осень в Абхазии — это тёплый, но дождливый сезон. Выйдя на набережной в Сухуме, я оказался под приятным монотонным дождём, к которому быстро привык и перестал его замечать. Войдя во второй двор с табличкой «сдаются комнаты» (в первом хозяйка не захотела морочиться клиентом на одну ночь), я встретил приветливого узбека, который пообещал позвать хозяйку. Через 10 минут ожидания во двор вошёл пожилой абхаз и представился Славиком: «Не волнуйся, оставляй здесь рюкзак, только паспорт возьми с собой. Гуляй, к тому моменту как придёшь, хозяйка (его жена Галя — прим. автора) придёт и всё устроит». Оснований не доверять Славику у меня не было, поэтому я так и поступил. Вернулся поздним вечером с кругляшом свежего домашнего сыра и бутылочкой «Амры». И действительно, моя комната уже была готова. С Галей и Славиком мы разошлись глубокой ночью после невероятно увлекательной беседы. Учитывая то, что до поездки в Абхазию я знал про эту страну ничтожно мало, пообщаться с чегемской соседкой Фазиля Искандера и ополченцем войны 92-93 гг. было настоящим счастьем. Сам Сухум оставил очень приятное и печальное впечатление: это очень красивый, зелёный и архитектурно разнообразный город. При этом огромное количество зданий заброшены — чего стоит один парламент в самом центре города, с пустующим монументом из-под бюста вождя прямо перед ним.

Из Сухума на нескольких перекладных я добрался до Пицунды — это мыс, он же популярный курорт неподалёку от границы с Россией. Среди подвозящих были и серьёзные мужчины на «пятёрке» БМВ и Лексусе, и малолетние «Павлики» — развозчики пиццы на Оке, и шофёр Газели. Стопить по Абхазии — это чистый кайф: страна маленькая, дорога одна, народ чрезвычайно радушный. Максимальное время ожидания машины — 15 минут. Пицунда — типичный город-пансионат с ароматнейшими хвойными лесами. На некоторое время завис на берегу озера Инкит: вода в сочетании с горами даёт такое визуальное сочетание, от которого трудно оторвать взгляд. Вскоре я был уже в Гагре, где провёл прощальный вечер с Абхазией на берегу моря в компании домашнего сыра, полусухого вина и предвкушения утра нового дня.

(А предвкушать было чего: за несколько дней до выезда я договорился с другом Димой о том, что мы встретимся «где-то в начале октября» в Адлере и постепенно начнём двигаться в сторону Москвы. Дима чуть раньше меня ушёл на вольные хлеба и также отправился путешествовать, в Крым.)

В итоге на следующее утро мы уже по-братски обнимались на платформе, куда пришёл Димин двухэтажный поезд №104. Решили провести день в Олимпийском парке (куда я не попал весной, поскольку его готовили к Паралимпиаде), а на следующий ехать автостопом же в Анапу. Несмотря на то, что в этот раз парк готовили к Формуле-1, он был открыт для посещения. Обойдя его вдоль и поперёк, искупавшись на индустриальном пляже и полюбовавшись на поющий фонтан в чаше Олимпийского огня, мы отправились на боковую. Фонтан нам приказала (по-другому и не скажешь) посетить хозяйка замечательного хостела, в котором мы остановились, и в результате этот жанр уличного искусства прошёл красной нитью сквозь наше путешествие.

Новенькая сочинская развязка, многополосная дорога, ловим машину. Дима не успевает докурить самокрутку, как тормозит фаршированная, сверкающая чистотой «пожарка». Полчаса ненавязчивой болтовни с двумя весёлыми МЧСниками, и мы на выезде из города Сочи. Почти час безрезультатно стоим на довольно неудачном месте, обедаем в легендарной (по словам официанток) вареничной около заправки «Роснефти», и почти сразу на новом месте ловим вежливого молодого человека на бетономешалке. Доезжаем до Дагомыса, а там уже надолго садимся в комфортабельный минивэн к предпринимателю средней руки, который едет рыбачить с друзьями в Астрахань. С шутками-прибаутками шефа про работу в компании «Кока-Кола» мы добрались до Джубги, где наши пути разошлись. Стоит сказать про то, что мы в каком-то роде расплатились за поездку, натаскав с пляжа полный багажник камней для оформления сада тёщи нашего водителя.

Изначально мы хотели остаться на ночь в каком-нибудь приятном месте, где можно было бы на следующее утро искупаться, и финалистом среди таких мест в нашем рейтинге оказался как раз посёлок Джубга. Но приятного мы там увидели мало, к тому же начался сильный ливень, и было принято решение двигаться дальше. С этого момента мы вступили в полное распоряжение госпожи Удачи, поскольку на побережье опустился вечер, а это далеко не самое удачное время для автостопа. Проехав ещё несколько километров до развязки и постояв там полчаса, мы прыгнули в старенький паркетник Хонда с мужчиной в самом расцвете сил за рулём. На мой вопрос «домой?», обусловленный полным багажником пахлавы и огромным букетом цветов на заднем сиденье, я получил ответ «наоборот», после чего понял, что разговор наверняка будет интересным. Так и вышло: шеф сам не раз ездил автостопом, да и вообще молодость провёл исключительно ярко. Он рассказал нам про все примечательные места в Краснодарском крае, довёз до въезда в Геденджик, куда сам и отправился, а мы решили ещё постопить на ночной трассе. Наигравшись с фонарями, мы оставили надежды кого-то поймать, и спустились на ночлег в Геленджик. На главной площади которого, разумеется, нашли поющий фонтан.

На утро мы решили геймифицировать наше дальнейшее перемещение до Анапы, для чего разделились и ловили машины по одному. Здесь и началось основное веселье. Дима поймал машину первым и даже вежливо тормознул рядом со мной, но я решил не пользоваться его предложением, тем более что ехал он недалеко. Я же, постояв ещё некоторое время, остановил ещё одного Диму на Ситроене. После знакомства он, закуривая, сказал: «Смотри, Жень. У нас вчера был небольшой банкетик, так что я до сих пор себя чувствую не очень бодро. Остановился, чтобы кто-то ехал и со мной разговаривал. Поэтому мы сейчас поедем спокойно, не торопясь, и ты мне будешь что-нибудь рассказывать, идёт?». Я усмехнулся и с радостью согласился. В итоге, правда, Дима больше разговаривал сам. А учитывая то, что его профессия — второй механик на нефтяных танкерах, беседа снова оказалась невероятно интересной. По дороге мы подобрали первого Диму и вскоре уже были на выезде из Новороссийска.

Вновь разделившись, мы встали на расстоянии в сто метров. Я стопил дальше по трассе, и когда меня подобрали первым, не смог удержаться от хохота — ведь мы уже на финишной прямой, и я так нагло начал одерживать победу в нашем небольшом дружеском соперничестве! В итоге мы на разном количестве машин добрались до пункта назначения, получив двойную порцию впечатлений. Для меня самым примечательным был водитель, который занимался контролем качества нефти на Керченской переправе и рассказал на эту тему много интересного. Диму я подобрал уже на своём авто на выезде из аэропорта Анапы, после чего мы пропустили с ним по баночке холодной «Колы» и принялись бурно обсуждать наши поездки.

Далее с нами в течение нескольких дней происходили вещи, о которых мы ранее не могли даже и подумать. Например, мы закрыли купальный сезон в России 2 октября (в посёлке Сукко, название которого существенно помогало нам при погружении в воду, да и при выходе из неё). Обнаружили на нашем юге место, в которое запланировали целенаправленно вернуться в сезон (Большой Утриш). Жили в лучшем хостеле в своей жизни в Ростове-на-Дону. Гуляли по заброшенному второму этажу двухэтажного моста в Воронеже. И это только то, что сразу пришло в голову. Конечно же, видели ещё несколько поющих фонтанов.

И вернулись домой уже чуть-чуть другими людьми. Ведь для этого мы и путешествуем, не так ли?

UPD. Дима также решил написать эссе на тему «как я провёл начало этой осени», а я предложил разместить его здесь. Практически вся орфография и пунктуация авторская.

Уволился с работы, подумал: вот сейчас быстро найду себе новое мягкое кресло перед большим монитором, и чтобы фанкойл прямо надо мной на плюс 20. А на последнем туре собеседования скажу своему новому боссу, что очень устал на прошлом месте и нужно отдохнуть две недели, а в понедельник приду и сразу начну приносить пользу новому работодателю своей головой и исключительным опытом. Шла первая неделя сентября, вторая… В общем, время сквозь пальцы, сентябрь уже клонился к закату, а я по-прежнему был свободен от офисной поруки. Так что договариваться об отдыхе пришлось только со своей совестью — несколько минут, не более, и мы пришли к согласию. Пара дней на оптимизацию логистики, ещё полчаса на покупку билетов и смску Жене: «Брат, 30го утром буду в Адлере, до встречи». Женя к тому времени уже несколько дней сменял высоты и мокрую от снега одежду где-то в горах над Абхазией.

Конечно, отправляясь в южном направлении в олимпийский Сочи, я не смог отказать себе в удовольствии насладиться осенним Крымом, так что мой первый этап начался в Симферополе. Последующие три дня в волшебной долине лучшего новороссийского курорта я был предоставлен сам себе и постарался собрать максимальное количество чекпоинтов, которые за 10 лет успел накопить на хороший тур: троллейбус Симферополь-Ялта (пароль: «остановите на Тропке»), спуск в родной Гурзуф в темноте через гаражи и виноградники, лучшее предложение от надёжного маклера Володи с хорошей скидкой для постоянных клиентов. И вот я уже на набережной в безобразном кафе с выцветшим за лето саундтреком. Напротив — Настя Перепёлка, давняя знакомая, рада мне и возможности вырваться из рутины жизни человека с пропиской у моря. Прописка уже в новом российском паспорте, кстати. Говоря о нововведениях, паспорт и валюта на ценниках — это, пожалуй, всё, что изменилось в местной жизни. В остальном же — старый добрый Крим. Главное ощущение в том, что новый геополитический аспект просто узаконил суржик на всей территории полуострова: автобусы украинские, но с номерами 82rus; позиции в чеках на русском, но внизу непременно «Дякуемо!»; люди внешне те же, но разговоры про Москву, а не Киев.

«Настя, пойдёшь ли ты со мной на Беседку ветров?» — «Ну конечно, Димончик! Надо же оправдаться за предательство трёхлетней давности!»

Не верю, как и три года назад, но вот утро воскресенья и мы поднимаемся в Краснокаменку на городском автобусе №2. Оттуда начинается покорение. Так же как и все пять раз до этого, но как и пять раз до этого с лукавым прищуром, смотрю на самую вершину крымских гор и потуже затягиваю лямки рюкзака. Четыре с половиной часа по экспериментальному на этот раз пути — солидный опыт внушает уверенность — и мы смотрим на Гурзуф с максимально доступной для человеческих ног высоты. В очередной раз завораживает! Обратно за пару часов вниз, совсем нагло, с апломбом местных жителей, и вот, счётчик успешных попыток сменил своё значение в очередной раз. Мысль: «Не полезу туда больше, хватит». Ровно в шестой раз, конечно же.

А кроме того не по-октябрьски тёплое море и зловещие тучи над Аю-Дагом, прогулки по Артеку и кислородные ванны с чумовым запахом хвои, молчаливый и такой уютный Гурзуф.

Понедельник, вечер. Утлый аэропорт Симферополя, три часа задержки рейса до Краснодара. «Знаю, що маєш ти пiти, — В тебе є місто». Прощаемся с Настей и гостеприимно предоставившим трансфер в аэропорт гурзуфским авторитетом Дичом — «спасибо тебе, что выгулял мою дочку» — и вот я в ожидании рейса на полу Терминала 3.

Краснодар — огромный город, надо сказать. Рано утром поезд в Сочи, но ещё есть четыре часа, которые нужно как-то провести. Оставляю рюкзак в камере хранения, иду в сторону условной «улицы Ленина». Понедельник, два ночи, бар Амстердам. Публика только собирается. Взгляд налево — «Привет, что ты здесь делаешь?» — «Привет, жду поезда». Ещё минут пять и открытая во всех смыслах Таня уже ведает мне про новорожденную племянницу и неверным языком заказывает у бармена виски-колу. Через полтора часа в хорошем расположении духа выхожу из бара и наугад иду в сторону вокзала. Краснодар так же молчалив, как и Гурзуф.

Двухэтажный поезд Москва-Адлер грузно накатывает на вторую платформу. Выглядит устрашающе, особенно лунной ночью. С нетерпением поднимаюсь на вторую палубу, нахожу своё купе и свысока в течение получаса наблюдаю над проплывающими окрестностями кубанской столицы. Утро — яркое и солнечное, контрольная смска Жене, в ответ: «Я на абхазской границе, надеюсь, успею» — «Давай, мы должны встретиться на платформе — это будет символично, ну, ты понимаешь».

Встречаемся на выходе с платформы, улыбаемся с того момента, как только заметили друг друга. Крепкие объятия, оба слегка одичавшие. Решаем здесь и далее селиться по хостелам, находим один в самом Олимпийском парке — с видом на главные символы. На улице +25 — Крым не смог отличиться таким зноем. Море, волны, кофе по-восточному, уйма историй – отчёты о наших первых этапах, которые здесь же и закрываем бутылкой хорошего абхазского вина. В качестве энтертейнмента — прогулка среди олимпийских объектов; вечером по ультимативному совету хозяйки хостела любуемся танцующими фонтанами. Назавтра выезд по маршруту. Задача следующая: доехать автостопом до аэропорта Анапы, забрать припаркованную Асеевым-старшим несколькими днями ранее Инсигнию и двинуть на ней в сторону дома. Не спеша, оглядываясь по сторонам, чтобы не пропустить великолепия российских городов: Краснодар, Ростов, Воронеж.

Утром выходим на трассу. По телу разливается знакомое и приятное чувство азарта и свободы, ощущение неизвестности и радость от любимого занятия. Десять минут и первая машина наша —  фаршированный брандспойтами автомобиль пожарной службы. Мы на местах команды пожарных — с рюкзаками, разве что без спецодежды, готовы в любую минуту выпрыгнуть и начать действовать. Далеко, к сожалению, не уехали — спасатели держали путь в Сочи. Так что мы снова оказались на трассе. На этот раз не фартит. Но мы замечаем на заправке вареничную — лучшую в регионе по заверению тамошней официантки, и сочными аппетитными варениками переманиваем на свою сторону удачу. Сразу после ловим цементовоз, в кабине тесно и неудобно. В нём едем до Дагомыса, по которому я некогда нежным ребёнком прогуливался с мамой. В Дагомысе Женя решает не отпускать удачу и идёт в магазин за мороженым, а я в это время на трассе ловлю машину. Пять минут и передо мной останавливается комфортабельный минивен. За рулём нормальный парень, каких на Кубани хватает. Рассказывает, что сам из Ростова, едет на рыбалку в Астрахань и просит помощи: «Тёща делает на участке японский сад, наказала собрать два ящика камней. Без них, говорит, не пропустит дальше Ростова». Колорит. Собираем на пляже камни, подходящие под тёщины критерии, едем дальше. Я впереди, Женя за пассажира. 250 км по серпантину даются очень сложно — лезем в горы часов пять, затем, наконец, переваливаемся через них и оказываемся в Джубге. Кто-то из местных ранее советовал нам это место как идеальное для дикого туризма – мол, чистое море, мало народа, но нам не нравится и мы решаем двигать дальше, насколько это возможно. Внезапно возникшую на нашем пути новую проблему — ливень — мы решаем проверенным способом. В придорожном кафе представительского класса нам поднимают еду из подземелья на специальном лифте. Женёк в восторге. После вкусного и сытного обеда, уже в темноте, и теперь ещё и сырости, продолжаем движение вперёд. Какой-то тесный корейский грузовик вывозит нас из Джубги и оставляет на развилке «Геленджик — налево, Краснодар — направо». Перед прощанием странный диалог с водителем:

— А вы дальше будете стопить сейчас?
— Да, нам нужно максимально далеко сегодня уехать.
— Вообще я бы не стал на вашем месте, там трасса такая…
— Какая?
— Да нормальная, в общем, трасса… Ребят, пусть у вас всё будет хорошо.

В замешательстве и ещё более кромешной темноте прощаемся с корейцем и занимаем позицию под единственным в округе фонарём. Словам водителя мы умышленно не придаём значения и в наши десять вечера бодримся прохладой осенней южной ночи, пытаясь среди обилия автомобильных огней разыскать самого неравнодушного кубанца. Минут через двадцать мы грузимся в седан к хорошему парню с обилием цветов и сладостей в картонных контейнерах, и через какой-то час стоим над геленджикской бухтой в раздумьях: ехать дальше или сделать пит-стоп. Решаем сменить коней в этом уездном городе, размещаемся в первом попавшемся частном секторе. В Геленджике скучно и провинциально, так что я не буду заострять внимание на вечерней прогулке, а лучше сразу перейду ко второму дню нашего перемещения.

Успехи предыдущего дня вселили нам уверенность и мы решаем опробовать раздельный автостоп. Я уезжаю первый, но опять же недалеко, и, стоя где-то у подножий Новороссийска, ловлю Женю в компании пропитанного солью и романтикой корабельных путешествий моряка. Калейдоскоп водителей и транспортных средств в этот день впечатлил: приветливый семьянин со свадебным тортом на полсидения, фермер на Ниве с живыми курами в клетках, анапский наркоман, сокрушающийся о препонах властей продаже спайса. Наконец, у поворота на аэропорт стоплю последнюю машину — Женя прибыл на место назначения раньше меня, выкупил Инсигнию и уже успел зарядить её отличной музыкой. Многочасовые беседы с местными жителями не прошли даром, и мы вдвоём сходимся в показаниях, что самое красивое море бьётся о берег в Утрише. Совершенно ни от чего не зависящие, не спеша достигаем пункта назначения и понимаем, что последние признаки жизни имели здесь место месяц назад. Под аккомпанемент пронизывающего ветра и крика чаек закрываем купальный сезон в посёлке Сукко, соседнем с Утришом, и решаем двигать в цивилизацию.

Дорога до Краснодара проходит в беседах незаметно, и вот мы уже в столице Кубани, паркуемся около очередного би-энд-би с претенциозным названием «АртХостел». Краснодар не впечатляет обилием развлечений и мест культурного наследия, разве что танцующие фонтаны — настоящий тренд сезона — на месте, но и для них пока ещё не время, так что мы решаем не задерживаться и двигать дальше. На пути Ростов-папа. Недавно узнал, кстати, что этому прозвищу город обязан воровскому флеш-мобу середины прошлого века, когда воры разных мастей собрались на центральном рынке и пустили слух, что стоящая неподалёку колокольня вот-вот упадёт и всем необходимо эвакуироваться. Это позволило преступникам сорвать большой куш и таким образом ответить на инициативу своих одесских коллег, после которой легендарный украинский город прозвали «Одесса-мама». Аналогия была очевидна.

В Ростов мы въехали под вечер пятницы, и с первых секунд, проведённых в нашем очередном хостеле, мы почувствовали домашний уют и гостеприимность настолько искренние, что проснувшись в субботу и собрав разбросанные по всему городу осколки весёлой ночи, взвесили накопившиеся эмоции и незамедлительно решили остаться ещё на один день. Прогуливаясь по набережной Дона в поисках Парамоновских складов, мы удивлялись тому, как по-разному города, помеченные на географической карте одинаковыми красными точками, раскрываются для тебя при их посещении. Мы так и не смогли выявить для себя критерии, которые давали бы возможность заранее складывать мнение о местах, в которые ты приезжаешь. Был Краснодар, южный и просторный, такой же Ростов, но ощущения от них сравнить невозможно. В итоге, признаваясь в любви и восторге городу и, конечно же, Оле, хозяйке лучшего хостела на земле, мы не заметили проведённых там часов. Собирая вещи в воскресенье днём, мы пообещали друг другу обязательно туда вернуться.

Наш путь в столицу пролегал далее через Воронеж — город не менее легендарный и также хорошо всем известный. В Воронеже мне уже приходилось бывать несколько раз, и ощущения от города остались самые положительные, так что я с нетерпением ждал встречи и отсчитывал цифры на километровых столбах.

Воронеж — родина первого военно-морского флота. О тех временах, правда, напоминает лишь невыразительный макет в натуральную величину первого петровского корабля Гото Предестинация, но сам по себе факт довольно значительный. Исторические достояния Воронежа на этом исчерпываются. Вновь хостел, на этот раз с дерзким названием «Спи здесь». Конечно, далеко не то, что повстречалось нам в Ростове-на-Дону. Но чисто и вполне себе приемлемо для одной ночи по всем параметрам. Перед сном в местном пабе благодаря гостеприимности барменов смотрим мультик про кота Василия с улицы Лизюкова — главного, как оказалось, городского символа, — и ложимся «спать здесь». Утром долго идём по набережной в сторону уникального двухэтажного моста, посещаем центральный проспект, а затем стартуем на последнем в этом путешествии отрезке. Вновь песни и разговоры, а на заднем сидении воронежец в возрасте и сумка с курткой для Елены, которая мёрзнет в холодной и неприветливой Москве — наш первый опыт участия в известном сервисе попуток. Какие-то семь часов по идеальной дороге и вот, мы дома.

Путешественник тем отличается от туриста, что отправляется в свой путь без обратного билета. Это была поездка именно такого рода, и я всегда радуюсь возможности прокладывать себе маршрут, стоя на дороге с вытянутой рукой или сидя на платформе незнакомой станции. Из очевидных плюсов — отсутствие разочарований, так как ничего не ждёшь, большое количество памятных историй, непредсказуемые знакомства и диалоги. После первой такой поездки думаешь, что вообще-то можно было бы и спланировать всё заранее, потому как в этот раз повезло, но что было бы, если… А после шестого понимаешь, что ничего другого и не нужно. Ну, это как с Беседкой Ветров, которая каждый приезд на ЮБК одерживает надо мной верх и заставляет по пять часов карабкаться в горы по камням, скрываясь от егерей и изнывая от жажды. Останавливающийся перед тобой автомобиль и отсутствие билетов в кассе завораживают и бросают в неизвестность, заставляют довериться случаю и стечению непредсказуемых обстоятельств. Вопреки логике, такие моменты притягивают. Думаю, это называется жажда приключений.

One thought on “Осеннее черноморское побережье / Приехал к морю в несезон…

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *